15.07.2018    09:08    3461

Директор Государственного центра тестирования (ГЦТ) при Кабинете Министров Узбекистана Маджит Каримов в интервью «Газете.uz» рассказал о нововведениях в проведении тестовых испытаний, обеспечении их прозрачности и объективности и перечaислил главные проблемы системы образования страны.

Как будут проходить тестовые испытания

В этом году мы ожидаем 810 тысяч абитуриентов. Ежегодный рост составляет 10−15%. Тестовые испытания впервые пройдут с 1 по 15 августа в две смены. Первая смена — с 9:00 до 12:00, вторая — с 15:00 до 18:00. Абитуриенты должны быть в помещениях за полчаса до начала.

Тесты пройдут в специально оснащенных больших помещениях — павильонах, спортзалах колледжей олимпийского резерва и других, а не как раньше — в школьных классах, в кабинетах колледжей и лицеев, в вузах. Если раньше абитуриентов размещали в 40 тысяч помещений, то сейчас — всего в 60.

Результаты будут выдаваться на следующий день после сдачи экзаменов. Мы начнем их публиковать со 2 августа на нашем сайте. Электронные версии результатов будем отправлять в вузы, в которые проводились тестовые испытания. Абитуриент уже на следующий день после обеда сможет узнать набранные баллы.

Услуги сотовых операторов

Услуги сотовых операторов в этом году отключать не будут. В этом нет необходимости. (Все предыдущие годы 1 августа, в единый день проведения тестовых испытаний в вузы, все мобильные операторы отключали услуги SMS и интернета — ред.)

Прозрачность и объективность

Новая система проведения тестов вводится, чтобы полностью исключить коррупцию. Все будет проходить прозрачно, объективно, все процессы будут сниматься на видеокамеры.

Перед началом тестов будет проверяться база, будем выявлять фиктивные документы по биометрическим параметрам. Уже есть договоренность с Государственным центром персонализации, где имеются биопараметры всех наших граждан. Будет проверяться база вузов, чтобы выявить среди абитуриентов уже обучающих студентов. Во всех помещениях будет установлена система Face Control (распознавание лиц), металлодетекторы, видеокамеры со всех сторон.

Мы проводили репетицию во всех регионах с нашими абитуриентами, чтобы испытать оборудование. Время общей проверки составит от 40 до 80 минут.

С этого года на тестировании будут присутствовать сотрудники ГЦТ, что должно усилить контроль во время испытаний.

Открыто пользоваться шпаргалками или телефонами в больших аудиториях невозможно. Бункеров и паровозов тоже не будет. 5 июля проходили тестовые испытания для высших военных училищ. Там примерно у 80 человек обнаружили наушники. Камеры наблюдения быстро все фиксируют.

Вмешательства не будет

В этом году система не позволит кому-либо вмешаться в процесс оценки знаний абитуриентов. В здании ГЦТ, где будут проверяться результаты, установлено более 50 камер. Кроме того, за процессом следят сотрудники Службы государственной безопасности. Связь не работает, даже стационарного телефона нет. Режим особого контроля будет снят только после 15 августа.

Почему тестовых вопросов стало меньше

Будет 30, а не 36 вопросов. Время остается неизменным — 3 часа, включая время на заполнение тестовых форм. Наши эксперты определили, что тестовые испытания являются качественными в пределах от 25 до 40 вопросов. 36 вопросов — чуть больше, чем средний показатель. Посовещались с международными экспертами и уменьшили число до 30.

Нелогичных вопросов не будет

Что касается вопросов в тестовых заданиях, то Государственный центр тестирования их не готовит. Мы привлекаем экспертов из Министерства народного образования, Министерства высшего и среднего специального образования и Центра среднего специального, профессионального образования. Список экспертов утверждается государственной комиссией, председателем которой является премьер-министр Абдулла Арипов. Они готовят тесты на основе программ, подготовленных самими министерствами.

Раньше было много замечаний насчет качества и содержания тестов. В этом году мы провели десятки семинаров по общеобразовательным предметам, подготовлены новые тестовые материалы, которые были опубликованы для обсуждения в нашем журнале «Ахборотнома». Были вопросы по химии, физике, математике, решение задач которых требовало наличие калькуляторов. Мы их исключили.

Почему тесты

В некоторых центрах тестирования зарубежных стран действительно применяется другой подход — закрытые тесты, сочинения, собеседование, listening (навыки восприятия иностранного языка на слух — ред.), speaking (навыки разговорного языка — ред.). В этом году сотрудники ГЦТ прошли стажировку в Федеральном институте педагогических измерений в Москве — это базовый институт по подготовке материалов по ЕГЭ (Единый государственный экзамен — ред.).

Однако, с учетом постановки задачи, от нас сейчас требуется, чтобы мы приняли тестовые задания в один день и на следующий день объявили о результатах.

Но у нас есть пакет предложений руководству. Например, мы хотели бы использовать методологию международной системы оценки знаний английского языка IELTS для оценки знаний узбекского и русского языков. В следующем году мы постараемся это внедрить.

Международный опыт по оценке знаний

Я знаком с системой оценки знаний абитуриентов Великобритании, с системами Германии, США, Южной Кореи, России. У них есть свои особенности. Во всех цивилизованных странах в вузы принимают по сертификатам об окончании среднего специального учебного заведения. И в зависимости от направления — медицинского, технического, гуманитарного — свой комплекс предметов для поступления в вуз. Число предметов может доходить до 8, у нас — 3. Опыт этих стран изучается.

Думаю, у нас будет свой почерк, своя специфика. Соседний Казахстан начал применять подобие ЕГЭ, но потом отказались. Затем они полностью отказались от вступительных экзаменов при поступлении, но опять пошли обратно. Мы хотим избежать этих ошибок.

В сентябре мы проанализируем тестовые испытания и подготовим предложения.

Что мешает выбору нескольких вузов

У нас тоже будет возможно подавать документы в несколько вузов. Сейчас проводится единый конкурс. Повторно включать абитуриента в другой конкурс — некорректно, неэтично. Но если у него изначально будет сертификат о сдаче тестовых испытания по базовому среднему образованию, то он сможет подать документы в несколько вузов. У нас государственные экзамены, к сожалению, проводят сами учебные заведения, хотя обычно это должны делать нейтральные люди. Мы внесем предложение, чтобы ГЦТ проводил эти тестовые испытания, и у абитуриентов появится возможность подавать заявку в несколько вузов.

Основные проблемы образования в Узбекистане

Системы начального, среднего, среднего специального, высшего и даже послевузовского образования очень инертны. Они требуют долгосрочных инвестиций, сразу не получить отдачу. У нас много бюрократии, много бумаг, нет свободы действий у преподавателей, маленькие зарплаты, привлечение к работам, не относящимся к их обязанностям, — сельхозработы, уборка территорий, общественные работы. У учителей не остается времени для проведения научных исследований, самосовершенствования.

Очень слабая связь между производством и образованием. В зарубежных странах бизнес заинтересован в квалифицированных кадрах, поэтому они постоянно работают с учебными заведениями. У нас этот механизм работает слабо — работодатели практически не вносят никаких предложений: на что нужно обратить внимание, какие сферы изучать глубже, какие технологии осваивать.

У нас очень короткая практика — 4−6 недель. В советское время она длилась от трех месяцев. Кроме того, например, крупные компании Южной Кореи готовят от 2000 до 4000 специалистов-бакалавров в годичных центрах. Затем они без какой-либо «акклиматизация» приступают к работе.

Во время моей работы в Ташкентском университете информационных технологий мы совместно с голландским Университетом Твенте намеревались организовать практику для студентов из Узбекистана. После ее завершения они могли заключить с ними договоры и работать. Но реализовать проект до конца не удалось.

То же самое с Университетом Вебстера, который мог бы открыться у нас в 2012 году. Сейчас его планируют запустить с сентября 2018 года.

Шухрат Латипов, «Газета.uz»